Домой Новости О биткоин-накопительстве

О биткоин-накопительстве

5
0

В интернете они называются HODLерами — это люди, которые держатся за свои биткоины и отказываются их тратить. Вместо этого, они просто обновляют свои кошельки, чувствуя себя богаче с каждым днём, но не торопясь с потреблением.

Многие из этих растущих миллионеров живут как нищие. Я встречал многих из них — по всем Соединённым Штатам, в Израиле, в Бразилии. Они верят, что каждый доллар, потраченный сегодня — это два доллара, которых не будет у вас через несколько месяцев. Возможно, они правы.

Биткоин проходит через историческую дефляцию, что означает, что его ценность увеличивается по отношению к продуктам и сервисам, которую можно за него приобрести. Это противоположно инфляции, при которой ценность валюты падает по отношению к её покупательной способности. Инфляция вдохновляет на траты — ведь лучше избавиться от денег, пока они наиболее ценны. Дефляция вдохновляет на сбережение — ведь лучше оставить себе то, из-за чего ваше состояние растёт с течением времени.

Поэтому нет ничего эгоистичного, странного, или дикого в удержании актива, ценность которого растёт. Было бы нерационально поступать другим образом. И нет ничего странного в безумных тратах при инфляции тоже. Наши ожидания от будущего определяют, как мы поступаем сейчас и особенно это верно в сфере валютной экономики.

Недурные деньги

Тенденция удерживания вместо трат порождает новую претензию. Биткоин, видите ли, не является жизнеспособным средством обмена. Вы не можете купить с его помощью сэндвич. Немногие получают в Биткоине зарплату. Розница принимает его неохотно.

И это правда, что большинство богачей просто хранят свои деньги. Джеймс Макинтош (James Mackintosh), автор на Wall Street Journal, делает следующее заключение:

«[Биткоин] стал либертарианским средством накопления из-за игр орд спекулянтов, привлечённых дикими колебаниями цены.»

Я сейчас смотрю на полную рыночную капитализацию всего криптовалютного сектора — и он перевалил за $500 млрд. Между прочим, это больше, чем рыночная капитализация JP Morgan (372 млрд). Вся эта ценность находится в частных руках, и она растёт невероятными темпами. Только в 2017 Биткоин вырос на 1000%, а многие люди уже предсказывают и более высокий рост в 2018.

Предпосылки

Согласно старомодной Кейнсианской теории, экономический рост возникает из потребительских трат, а не сбережений, и таким образом каждый, кто хранит деньги под матрасом, препятствует прогрессу. Скопидомы — враги.

«Всякая подобная попытка одновременного сбережения посредством сокращения потребления так повлияла бы на доходы», — писал Д.М. Кейнс, — «что она неизбежно вызвала бы к жизни противодействующие факторы.»

Он продвигал то, что сейчас известно как «парадокс бережливости». Он должен быть контринтуитивным. Вы думаете, что сохранение сбережений на будущее — что-то хорошее. Однако же, вы вредите другим и, в долгосрочной перспективе, вредите себе. Вам стоит тратить, даже залезать в долги, чтобы тратить.

Но иногда «контринтуитивный» — это просто неверный. Как здесь. Нет никакого парадокса. Интуиция не ошибается. Бережливость — это хорошо, как на личном уровне, так и для всего общества. Откладывание потребления — обязательная предпосылка к сбережению. Сбережение не уходит впустую. Бесконечное сбережение, и правда, бессмыссленно, но работает оно по-другому.

Вы всегда сберегаете на что-то. Конечный итог сбережения состоит в потреблении в какой-либо форме. Что более важно для экономического роста, сбережение — это предпосылка для инвестиции. Инвестиция — это то, что усложняет структуру производства. Это приводит к найму рабочей силы, росту её специализации и, в итоге, к росту благосостояния.

Рассмотрим классический случай робинзона Крузо на острове. Каждый день, чтобы поесть, он идёт и ловит рыбу. У него нет времени на то, чтобы раскинуть сеть, потому что он постоянно рыбачит с удочкой. Но в какой-то момент он понимает, что с сетью он мог бы ловить больше. Чтобы выгадать время, ему нужно прекратить ловить рыбу. Он сберегает достаточно рыбы на несколько дней, чтобы ему было, что есть во время установки сети. Сеть позволяет ему умножить улов в 10 раз. Откладывание сегодняшнего потребления в пользу последующего процветания двигает прогресс.

Политика грабительства

Как только неправильная (Кейнсианская) теория получила распространение, она превратилась в национальную политику стимулирования потребления посредством трат. У людей конфисковали их золото. Траты правительства, как считалось, пришпорят экономику и компенсируют наличие возможности или желания трат у народа. Сам золотой стандарт был уничтожен в угоду построения финансовой системы, которая могла бы быть инфляционной — с расчетом на то, что деньги будут стоить сегодня больше, чем в будущем, что создаст мотивацию для трат.

Вся эта политика превратилась в катастрофу для экономического роста. После Второй мировой войны, США испытали существенный рост, как результат сбережений во время Депрессии и самой Войны, и это было вопреки (а не благодаря) федеральной политике.

После этого хорошего старта, Федеральный Резерв встал на инфляционный путь. Личные сбережения подскочили на 15%, но затем сберегателей застала врасплох чудовищная гиперинфляция 70-х, разграбившая сбережения, создававшиеся последние два десятилетия. Неудивительно, что личные сбережения попадали, доходы сдулись, и экономический рост стал тяжёлым как никогда ранее. В наше время, проблемы с инфляцией уже были исправлены, но теперь мы имеем дело с околонулевыми процентными ставками, что тоже не способствует сбережению.

Личные сбережения как процент от располагаемых личных доходов

Как видно по графику, экономический кризис 2008-го года травмировал поколение настолько, что люди стали сберегать существенно большие доли. Больше не было доверия к системе, что должна была позаботиться о них. Именно в этот момент появился Биткоин, и создал кое-что, что по сути является противоположностью доллару: валюту, спроектированную на повышение стоимости с течением времени.

Многие метафоры в среде Биткоин появились ещё во времена золотого стандарта. Мы говорим о майнинге, к примеру, и доказательстве выполненной работы (представьте золотодобытчиков в джинсах, отмывающих золото из потока или шахтёров, долбящих киркой по породе). Как и с золотом, существует предел количества монет, которые могут быть созданы. А ещё есть несколько уровней стандартов для определения подлинности и соответствия в учёте. В некотором смысле, Биткоин был изобретён как максимально анти-Кейнсианский финансовый инструмент.

Что с бережливостью?

Мы видим результаты теперь. Биткоинеры — HODLеры. Они сберегают. Они накапливают. Они отвернулись от потребления в пользу сбережения. Я вижу это вокруг. Молодые люди, инвестирующие в Биткоин, не гонятся за роскошью. У них нет машин. Они ездят на велосипедах и ходят пешком. Они не спускают состояния на званые ужины. Они живут на дешёвых продуктах. Они знают, что всё, что они потратят на потребление сегодня, съест их способность к потреблению, инвестиции, и формирование их состояния в будущем.

Вот вам и парадокс бережливости. С Биткоиом бережливость — преимущество. «Эксперты» могут принижать её с утра и до ночи. Биткоину все равно. Более того, вам не нужно знать экономическую теорию, чтобы понимать это всё. Вам нужно лишь следовать за деньгами.

Если когда-либо вы потеряете надежду на лучшее будущее, просто подумайте, как много капитала создаётся прямо сейчас в криптосекторе. Настанет время, может быть, через 5, 15 или 20 лет, когда всё это отложенное потребление будет спущено с цепи на мировую экономику в форме капитальных активов, чтобы способствовать благосостоянию и процветанию. Подумайте ещё вот о чём: это касается не какой-то одной экономики или одной нации. Это про мир, финансы и процветание вообще без границ.

«Эксперты» могут сотрясать воздух, сколько хотят. Технологии все равно.

Источник: cryptocurrency.tech